Фемининность в негативном материнском комплексе

Материалы 2-й онлайн-конференции МААП
по аналитической психологии
«От родительских комплексов к собственной идентичности»
10 сентября 2017 года
Носова Ирина
Аналитический психолог, кандидат РОАП,
МОСКВА
Родительские комплексы — очень широкая тема, которая охватывает многие аспекты жизни и обязательно появляется в нашей работе.
Мне хотелось бы выделить из неё такой аспект как
фемининность, а именно те её проявления, которые являются универсальными как для мужчин, так и для женщин: интуиция, сексуальность, хороший контакт со своими инстинктами и телом, чувствительность, созидательное творчество.

Мне кажется важным исследовать эту область, так как часто в работе с клиентами можно столкнуться с проблемой подавленной фемининной части. Это ощущается как отсутствие в них контакта со своей природой.

Для женщин это основополагающий принцип, и его недооценивание приводит к тому, что женщины серьезно страдают в личной жизни и не чувствуют связи со своей
Самостью.

Для мужчин это связь с Анимой, и поэтому им нужно устанавливать контакт с фемининным принципом не только для того, чтобы лучше понимать женщин, но и потому, что как указывал Юнг в «Два эссе по аналитической психологии» [1], — их контакт со своим внутренним или духовным миром управляется не маскулинными, а фемининными законами.

фемининность
от лат. femininus (женский), совокупность качеств и поведения, ожидаемых от женщины в социуме (такх как: эмоциональность, ранимость, кажущаяся беззащитность, хрупкость) [Прим. ред.]








Самость (self) — в психологии Юнга центральный архетип (изначальный образ) целостности психики [Прим. ред.]

Анима/Анимус — от лат. anima (душа)/animus (дух), в психологии Юнга архетип коллективного бессознательного, связанный с противоположным, женским/мужским началом в психике человека [Прим. ред.]
Фемининность, при установлении связи с ней, становится источником духовной или психологической энергии.
На мой взгляд, эта тема неразрывно связана с материнским комплексом, так как именно мать изначально транслирует ребенку отношение к фемининности. В случае с исходно негативным материнским комплексом фемининность оказывается наиболее травмированной, так как прерывается здоровая связь с самой природой существования и нарушению подвергаются такие важные жизненные потребности как базовое доверие, способность к близости, самооценка и даже право на жизнь. Они как будто отнимаются ужасной матерью или подвергаются постоянным нападкам.

Так как в формировании комплекса участвует не только реальная мать, но и примешивается архетипическое содержание, которое наделяет её всемогуществом, авторитетом и даже нуминозностью, то материнское, а вместе с ним и фемининное обретает ужасающие черты Ведьмы, Гекаты, или же Лилит, и подавляется сознанием, вытесняясь в Тень как неприемлемые для
Эго-сознания. В результате, недоступными становятся ресурсы, необходимые для внутреннего роста и развития.

Материнский комплекс — в аналитической психологии группа чувственно окрашенных идей («комплекс чувств определенного тонуса» по выражению Юнга), связанных с переживанием и образом матери [Прим. ред].




Тень (Shadow) — в психологии Юнга архетип коллективного бессознательного, негативная сторона личности, свойства характера, которые человек не приемлет в других людях, не замечая при этом, что и сам наделен ими в не меньшей степени [Прим. ред]

Эго — от лат. ego — «я»
[Прим. ред]
«Юнгианский аналитик Энн Уланов пишет, что и у женщин, и у мужчин процесс индивидуации завершается интеграцией фемининности, и поэтому является жизненно важным для развития нашей психики.
Для обоих полов эта высшая фаза конфронтации и индивидуации начинается под воздействием фемининности. У мужчин посредством Анимы, которая приводит к Самости. У женщин посредством собственной женской идентичности.



В этом смысле фемининность становится ключевым элементом. Именно интеграция фемининности завершает индивидуацию человека каждого пола. При этом в процессе участвуют обе части: маскулинность способствует появлению сознания из первичного бессознательного, а фемининность — достижению целостности сознания благодаря возобновленному контакту с бессознательным» [2].
Э
нн выделяет два аспекта фемининности. Один является элементарным и статическим, и он относится к материнскому аспекту. Другой — трансформирующий и динамический. Материнский — это все что связано с рождением, кормлением, материей. Трансформирующий же больше связан с душой, телесностью, спонтанностью.
Трансформирующая часть психики тесно связана с энергией Эроса. Он моментально создает хаос, порождает фантазию и желание, захватывает и воодушевляет. И это состояние может привести к глубинному обновлению и развитию психики.
Поэтому, чтобы достичь такой трансформации, нам необходимо отделиться от захвата материнского комплекса, который блокирует всякую энергию, так как негативная мать разрушает, убивает все живое и приводит к стагнации и разложению.

Не всегда однако, проявление фемининной природы может быть позитивным. Ведь в природе фемининность проявляется как слепая сила, пожирающая и жестокая, но одновременно созидающая и питающая, обладающая как демоническими, так и божественными чертами.

В негативном материнском комплексе, проявляется скорее демонический полюс фемининности. Теневая сторона архетипического материнского — это хаос, бездонная трясина, бесконечный цикл смертей и возрождений, из которого не могло бы ничего развиться, если бы не появилось новое Духовное начало.

Для того чтобы «очеловечить» природную, хтоническую фемининность необходимо с одной стороны, суметь довериться ее безумному потоку, соединиться с ней, принять и прожить, с другой — для этого необходимо сознание, придающее смысл этой энергии, одухотворяющее начало, которое в мифах представлено Эросом.
Желанная цель, которая появляется в мифах, легендах и сновидениях, — это не «материнский мир» и не «отцовский мир», это coniunctio фемининности и маскулинности.
coniunctioконьюнкция с лат., в алхимии союз противоположностей

Фемининная часть по-разному проявляется у женщин и у мужчин.
ФЕМИНИННОСТЬ У ЖЕНЩИН

Для женщин образ матери оказывает важное значение в формировании Эго-идентичности. Однако, при негативном опыте взаимодействия с матерью, на сознательном уровне он отвергается как неприемлемый, формируя установку: «Все что угодно, только не как мать». И тогда отвергающая мать вытесняется в бессознательное, становясь теневым аспектом личности, и часто обращается на них же. Женской психике это грозит расколом, нарушением идентичности и отчуждением от самостного пути, так как фигура Великой Матери может олицетворять фемининную Самость. Когда индивидуальное заменяется архетипическим, становится невозможно обрести личную идентичность, а значит нарушается путь индивидуации.

Базовое недоверие, присущее как женщинам, так и мужчинам, порождённое негативным материнским комплексом, вынуждает постоянно быть начеку, контролировать окружающих, и любые позитивные проявления в свой адрес часто интерпретируются ими сквозь призму своего комплекса как отвержение, обвинение, нападение. Глубоко вытесненные враждебные импульсы и эмоции, порождённые преследованием негативной матери — источник повышенной базовой тревоги, страха и скрытой паранойи. Ведь речь идет о собственном праве на жизнь, которое в глубине души так и осталось неопределённым. Эта психическая дыра ищет внешнего врага, чтобы объяснить себе ощущаемую внутреннюю угрозу.

У таких людей часто наблюдается страх перед спонтанностью, боязнь разрешить себе выйти из-под контроля, смущение перед иррациональным и, соответственно, опасения, свя­занные со всем переходным, т. е. с переживаниями, не подвластны­ми контролю Эго; это касается любви, надежды и красоты. Женщин страх такого типа лишает различных радостей в жизни, меша­ет им реализовать свои творческие возможности, не дает про­явиться их особому видению мира.

При этом вытесненная фемининная часть может бессознательно проявиться либо в виде сексуальной неразборчивости, либо в любовных отношениях вне брака. Но поскольку это происходит бессознательно и проживается через Теневую сторону «непригодности», трансформации не происходит. Для этого нужно сознательно разрешить себе проживать переживания, включающие в себя и сексуальные, и творческие импульсы. Признать, принять и формировать их. Но чаще такие женщины сбегают от негативной матери на отцовскую сторону, связанную с интеллектом, достижениями, становятся излишне рациональными, отрицая и презирая свою чувственную часть.

Так как материнское тесно связано с телесностью, то внутренняя негативная мать разрушительно действует на тело. У таких людей частые кожные болезни, болезни органов дыхания, заболевания желудочно-кишечного тракта — колиты, нарушение питания — они могут постоянно терзать себя всякими правильными диетами в стремлении улучшить свое тело, очистить его. Так, одна клиентка лишала себя сахара, исключая все продукты его содержащие. В результате чего постоянно падала в обмороки, но это было для неё лучше, чем стать как мать. Так она пыталась контролировать и держать в строгости свою внутреннюю негативную мать, а значит и свою фемининность, ведь хороший контакт с телом — это связь со своими инстинктами.

Пока женщина не интегрирует эти теневые содержания, её Анимус будет слишком жёсткий, даже жестокий, она будет бессознательно бороться или доказывать своими достижениями свою независимость, тем самым, избегая настоящей близости в отношениях.
Контакт с позитивной фемининностью зачастую становится возможным только посредством других людей, через которых они пытаются заслужить принятие. Проецируя свою внутреннюю подавленную потребность в хорошей матери, они обращают свою заботу на других людей, и только так могут чувствовать себя нужными, достойными существования. Попытка же обратить эти чувства на самих себя вызывает невыносимые, болезненные состояния, ощущение разрушения и невозможности их выдержать. Им привычнее отвергать и не любить себя, нежели допустить хоть каплю тепла в свой адрес.

Тогда просыпается их внутренняя Ведьма, разрушающая малейшие ростки живого. Она выполняет роль защитного панциря от чрезмерной чувствительности и ранимости. Но она же и разрушает их связи с другими людьми. Бессознательно такие люди стремятся оправдать негативную оценку матери. Сами того не замечая, они могут проявлять назойливое, отталкивающее поведение, грубо нарушать чужие границы. В результате, получают от окружающих подтверждение своей ужасности, и ещё раз убеждаются что не достойны любви и внимания.

Невозможность понять, какие же они есть на самом деле, в силу отсутствия личной идентичности создает внутреннюю пустоту, которая стремится заполниться посредством внешних стимулов и содержаний. Так, женщина может начать заполнять себя мужчиной или детьми, делая их смыслом своей жизни. На них она проецирует свою потребность в материнском тепле, заботе, эмоциональной близости. Либо идентифицировать себя с работой и профессией. В этих случаях, когда брак распадается, дети вырастают, женщина выходит на пенсию, у неё наступает сильный кризис идентичности, дезориентация и депрессия.

Ведь подавленная фемининность не питает такую женщину, не раскрывает её внтуреннюю суть, оставляя лишь пустоту. Принимая на себя роль только жены или матери и принося в жертву свою сексуальную и творческую фемининную часть, она бессознательно может начать мстить за свою нереализованность, испытывая враждебность и презрение к мужчине, а часто и к детям.

По словам Мэрион Вудман: «Женщина, не нашедшая себя в своем собственном теле, зависит от мужчины, который бы помог ей родиться в этом мире, и в результате этого она предрасположена к проецированию своей самости на мужчину, которого любит. За этим кроется утрата фемининного Эго. Пока женщина согласна быть отражением мужчины, у неё не будет женской индивидуальности. Она пуста и просто сверкает — желанный сосуд для мужских проекций».
Также:
«Женщина, не нашедшая себя в своем собственном теле, зависит от мужчины, который бы помог ей родиться в этом мире, и в результате этого она предрасположена к проецированию своей самости на мужчину, которого любит. Сексуальность тогда оказывается чрезмерно пронизана духовными нотками. Когда вера и любовь являются синонимами, она будет проецировать Бога на своего мужчину, чтобы стать свидетельницей крушения этого моста, не созданного для того, чтобы выносить такую тяжесть. Любым путем она должна найти своего собственного Бога внутри» [3].
К сожалению, многие женщины не знают, как быть женственными, кроме как в отношениях с мужчинами.

Мэрион Вудман, юнгианский аналитик, писательница

Мария Луиза фон Франц, ученица К. Г. Юнга, юнгианский аналитик, писательница
«Освобождение фемининности означает не просто освобождение плоти. Это освобождение божественности плоти, её архетипической, богоподобной сущности» [4].

Такому освобождению может сопутствовать выражение яро­сти и гнева и осознание, что теневой стороной её добродетельного самоотречения является ощущение своей никчемности.

«Когда Эрос подавлен и загнан в подполье, он приходит в ярость и становится неистовым и жестоким» [4]. Душа при этом жаждет исцеления, соединения, смысла. «Свободный же Эрос, которому никто не мешает, возводит соборы и пишет симфонии» [4]. Это касается не только сексуальной сферы, но и творческой и духовной.
Аналитический случай 1*
Пример того, как подавленная фемининность влечёт за собой
отравленное материнство


* Кейс публикуется с разрешения клиента

Карл Густав Юнг, врач-психиатр,
основатель аналитической психологии
ФЕМИНИННОСТЬ У МУЖЧИН


«С точки зрения Юнга образ Анимы у мужчины является производной от образа матери» [5], которая является первым женским образом, произведшим впечатление на маленького мальчика. Она означает его первую встречу с женским, что, если можно так сказать, формирует его склонность к реакциям по отношению к женщинам и даёт его Аниме определённые характеристики. Поэтому, в случае негативного материнского образа, он отражает их внутреннее отношение к своей фемининной части и проживается в отношениях с женщинами.
Фиксация на матери приводит к обесцениванию и стыду за свою фемининную часть — эмоциональность и телесность, это проявляется в контроле над своими чувствами, обесценивании эротической духовной связи и низведении её до уровня подчинения или использования. Отверженная фемининность отщепляется, как несовместимая с псевдомужественным Эго, и в бессознательном соединяется с Тенью. Все это — попытка скрыть свою нужду, слабость и переживание неполноценности.

Соединение Тени и Анимы порождает в бессознательном ужасные фантазии разрушения, демонизацию женщин, агрессию в их адрес, порождённую страхом перед фемининным.
Такая бездуховная связь с Анимой не ведёт к трансформации, а лишь приводит к трудностям выстраивания отношений и формирует негативное отношение к телесности. Страх перед пожирающей матерью не позволяет расслабиться и отпустить контроль, поэтому у них часты сексуальные дисфункции. Подавленные чувства блокируют сексуальную энергию, разрушают Эрос, и лишают мужчин их мужской силы, т. е. психологически кастрируют его.
Человек стремится подавить то, чего он боится. Мужчина в регрессии материнского комплекса боится его захвата, и поэтому проецирует его на женщину и подавляет её. Словно, установив над ней контроль, он сможет совладать со своим страхом. Из страха перед своей внутренней фемининностью он также может бежать в интеллект или прятаться под маской мачо.
«Испытывая этот необъяснимый страх, мужчина-мачо остается маленьким мальчиком, как и мужчина, который ждет, что женщина станет для него матерью. И тот, и другой невольно подчинились материнской власти, отрицая, что внутри них существует и другая, не менее сильная энергия. Такие мужчины пока не смогли понять, что быть мужчиной Неба достигают теми же самыми вещами, которые могут привести в Ад значит ощущать спокойствие в отношениях с внутренней фемининностью» [6].

Джеймс Холлис, юнгианский аналитик, писатель
При этом, избегая своей собственной эмоциональной стороны, мужская психика лишается внутреннего чутья и становится жертвой ведьмы. Одно из последствий негативного комплекса матери в том, что мужчина, чья мать была холодной, невротичной или неудовлетворенной, имеет очень большое желание тепла и любви, но его подавленный инстинкт ему не помогает в выборе, и он всегда будет выбирать девушку, которая похожа на мать, и будет или холодная, или ведьма.

Но самое негативное последствие отщепленной Анимы — это отчуждение от себя самого и от других людей. И пока мужчина не сможет открыться своей фемининной части, его будет преследовать соперничество с другими мужчинами, а отношения с женщинами будут причинять мучения и боль. Ведь именно выстроенные отношения с женщиной выводят мужчину из под тотального влияния материнской фигуры (Архетипа Великой Матери).
Аналитический случай 2*
* Кейс публикуется с разрешения клиента
В обоих приведенных примерах клиентских случаев* мы видим как негативный материнский комплекс проявляется в усилении материнского полюса и в подавлении или искажении творчества и сексуальности.

Сложность работы с такими клиентами в том, их энергия жизни подавлена и велико бессознательное стремление к Танатосу, смерти, саморазрушению, самонаказанию. Захваченность негативной матерью, Ведьмой, Гекатой, и другими богинями подземного мира и мёртвых, которые воплощают в себе пожирающе-заманивающий аспект женского, принимает множество форм. Желание смерти может проявляться в бессознательном выборе, способах приспособления, в антиобщественном поведении, в реакциях на стресс, в подверженности несчастным случаям, в депрессивных состояниях.

Инертность, бездействие, или наоборот, постоянный вызов жизни становятся побегом от боли и страдания, ощущения ненадежности и напряжения. Это уход от процесса роста, жертвенность, потеря автономии и пустая растрата энергии, неспособность к интеграции.
Поэтому, исцеляющей для них может быть живительная энергия Эроса, который может стать связующим звеном с чувством трансцендентной цели, с некой духовной сутью, Душой. И это именно то божественное соединение, через которое божественное может воплотиться в человеческом. Именно об этом повествует миф «Эрос и Психея».
Многие психологи интерпретировали миф об Эросе и Психее с точки зрения его отношения к женской психологии. Однако в более широком контексте речь может идти о проявлении женственности как в мужчине, так и в женщине. Считать, что этот миф имеет отношение лишь к женщинам — значит существенно его ограничить.
Психея олицетворяет душу. Она уснула в царстве Аида, что символизирует её физическое воплощение. Из царства духовно мёртвых её спасает Эрос, «ведущий к свету». «Эрос» переводится как «любовь», так что значение этого мифа в том, что Любовь спасает Душу. Процесс индивидуации и духовного развития фемининности всегда осуществляется посредством любви. Любовь как энергия жизни раскрывает внутреннюю глубинную природу и возвращает к себе, своей сути.

Эрос и Психея
ПРЕОДОЛЕНИЕ НЕГАТИВНОГО ВЛИЯНИЯ КОМПЛЕКСА В ТЕРАПИИ
Комплексы могут возникать и быть проработанными в течение всей жизни, и совсем не обязательно возвращаться к исходной ситуации, в которой они возникли. Ведь часто это бывает невозможно сделать, так как затрагивает очень ранний детский период, когда Эго еще не сформировано, а следовательно, не может осознать и выразить происходящее.

Более важным оказывается обнаружить внутреннюю ключевую метафору, которая зашифрована в довербальной информации, и вывести её в вербальную, и тем самым в осознание. Поэтому так важно понимать символы и символические взаимодействия, ведь комплексы состоят из символов и проявляются через ключевые образы жизни, например через сновидения или воображение, а также в терапевтическом пространстве переноса-контрпереноса, и именно через них могут быть заново эмоционально пережиты и осознаны.

Личное бессознательное проживает свой собственный миф, однако он всегда будет являться частью мифа коллективного бессознательного, в котором мы можем искать мотивы проживания психикой различных состояний. В терапии мы часто ищем символ из бессознательного клиента, помогающий нам раскрыть содержание комплекса и нащупать путь к его индивидуации.

Карл Густав Юнг
Юнг отмечает, что лечение неврозов осуществляется через ассимиляцию бессознательных содержаний Эго-сознанием, сведение к минимуму их автономии и расширение тем самым горизонтов личности [7].
И только при обращении к мифу и ритуалу можно соприкоснуться с глубочайшим уровнем бессознательного. Мифы с его точки зрения, осуществляют необходимую взаимосвязь между духом человека и его природной составляющей. Мифы открывают нам новую реальность. Это универсальный путь, лежащий за пределами индивидуального опыта.
Таким образом, чтобы интерпретировать миф субъективно, мы можем задать вопрос: «К какому божеству или герою мне необходимо обратиться или принести жертвоприношения для того, что разрешить такую проблему?» С каким архетипическим паттерном стоит мне связывать собственную проблему? В рамках какой фантазии я смогу понять собственный комплекс? Как только проблема оказывается расположена на правильном алтаре, мы можем понять её согласно её потребностям, а также соединиться с божеством через эту проблему» [8].

Джеймс Хиллман, юнгианский аналитик, писатель,
создатель архетипической психологии
В юнгианской литературе много исследований на тему преодоления материнского комплекса посредством мифа. Например, «Золотой осёл» Апулея описывает мужской путь и трансформацию негативного материнского комплекса. В нём Луций представляет принцип сознания. Он страдает от негативного материнского комплекса и на протяжении всей истории его основной мотив — испытать тайны тёмной стороны женского начала, колдовства, магии и духов. Так он пытается освободиться от угрозы подавляющей власти архетипического женского принципа, так как это оказывает разрушительное влияние на его связь с реальностью, с женщинами, и сексуальность. По ходу романа Апулей переживает метаморфозы, связанные с его регрессией в мир инстинктов (фемининного) и возвращение обратно, обретая при этом целостность и мудрость.
История показывает, что будучи в состоянии охваченности комплексом, невозможно обнаружить божественную энергию, заключенную в нем.
Мария Луиза фон Франц считает, что «невротик часто цепляется за свою болезнь, так как в глубине души он сам подозревает, что именно там находится его «бог» [5]. Ведь комплексы, обладая своей уникальной энергией, возникают не просто так, а уже несут в себе определенный энергетический заряд для развития. Поэтому нужно не сражаться с ними или уничтожать, а научиться использовать их энергию, и понять смысл, который они нам несут. Симптомы играют разрушительную роль, но и ведут нас на большую глубину, в неведомое.
Неизведанное приводит нас к хаосу, неотделимому от Эроса и творчества. Эрос порождается хаосом, а это означает, что в каждый момент хаоса может рождаться творчество. Ведь если «назвать комплекс негативным — значит обречь его на вечный холод последнего круга ада. На что он тогда может быть способен, куда он тогда может продвинуться?» [5].

В буддийских практиках инициации можно услышать выражение: «Неба достигают теми же самыми вещами, которые могут привести в Ад».

В терапии нет задачи избавиться от комплексов. Важно снизить его отрицательное воздействие, выявляя ту роль, которую они играют в поведении и эмоциональных реакциях. Ведь как заметил Юнг, «комплексы — это матери психической энергии, и потому борьба с ними, превосхождение их и излечение от них означает лишь очередные способы борьбы с матерью» [8].

И если Э. Нойман рассматривает освобождение от материнского комплекса как победу над ним с помощью маскулинного принципа, то Дж. Хиллман говорит о том, что сражаться с комплексом — это одно и то же что продолжать быть охваченным им. Он видит другой путь — найти воодушевляющий образ в своей психике, который заряжен энергией, и с помощью него преодолеть внутренний застой. Это не борьба и не сопротивление, а возможность поддаться потоку, услышать призыв Самости, которая хочет проявиться через этот образ.

Когда мы работаем с негативным материнским комплексом, действительно бывает легко впасть в борьбу с ним, тем самым поддаться ему. В этот период клиент рассказывает свою тяжёлую историю, жалуется, и бывает сложно удержаться от разных чувств, начиная от злости и несогласия, до жалости и сочувствия. Однако, тогда происходит то, о чем говорил Хиллман — мы начинаем питать энергию этого комплекса.
Если же мы попытаемся посмотреть на его историю по-другому, как на необходимый ему путь индивидуации, и сможем обнаружить те его качества или способности, которые помогают ему преодолевать столь тяжёлые испытания, то возможно, этот взгляд станет тем самым Эросом, пробуждающей и воодушевляющей энергией.

Ведь именно при негативном материнском комплексе могут вырабатываться различные стратегии выживания, которые порой становятся сильными чертами личности и могут быть использованы не только для борьбы, но и на созидание и творчество. Это приводит к проживанию своей собственной жизни вместо того чтобы проживать части своей негативной матери.

Однако, бывает так, что пробиться к личностным ресурсам невозможно в силу большого обесценивания себя клиентом, его слишком разрушительного и негативного взгляда на себя. Такое бывает, когда не только мать клиента была травмирующей, но и отцовский опыт либо негативный, либо отсутствует.

В таком случае, основным ресурсом становятся сами отношения между клиентом и аналитиком. Тогда в пространстве переноса-контрпереноса разыгрывается и проживается основной сюжет его жизни, становится возможным наблюдать происходящее в психике через это переходное пространство.

Аналитику в этом случае часто бывает нелегко удерживаться в аналитической позиции, так как такие клиенты очень интенсивно пытаются проникнуть за пределы аналитического пространства, шатают рамки, разыгрывают аффекты. Часто они бывают агрессивными и обесценивающими. Но если всё же удаётся разглядеть за этими проявлениями их душу, другими словами, полюбить их, и обратить их внимание пусть даже на малейшие проявления в их личности жизни, творчества, созидания, то возникает исцеляющее их душу пространство. Это и есть одухотворяющий Эрос, несущий внутреннее преображение.

Аналитик при этом становится и Психеей — фемининной душой, доверившейся и проживающей чувства, вызванные клиентом, и Логосом — маскулинным принципом, наблюдающим и анализирующим, и Эросом, вдохновляющим и освобождающим.

*Все аналитические примеры опубликованы с разрешения клиентов
Литература

1 Собрание сочинений К. Г. Юнга, Седьмой том «Два эссе по аналитической психологии».
2 Нэнси Куоллз-Корбетт. «Святая проститутка. Архетип вечной женственности».
3 Марион Вудман «Сова была раньше дочкой пекаря».

4 М.-Л. Фон Франц «Кошка. Сказка об освобождении фемининности».
5 М. Л. фон Франц. «Золотой осел» Апулея».
6 Джеймс Холлис. «Под тенью Сатурна».

7 М. Зеленский. «Базовый курс аналитической психологии».
8 Джеймс Хиллман. «Великая Мать, Её Сын, Её Герой и Пуэр».
9 К. Г. Юнг. «Обзор теории комплексов».

10 К. Г. Юнг «Психологические Аспекты Архетипа Матери».
11 В. Каст «Отцы-дочери, Матери-сыновья».
12 Эрих Нойманн «Великая Мать», «Страх фемининного».

13 Маац Х. «Комплекс Лилит. Темная сторона материнства».
14 Эстер Хардинг «Женские мистерии».








Изображения взяты из открытых источников Интернета


При копировании материалов ссылка на источник обязательна
Друзья и партнеры: